Интервью с Ральфом Суке

30 октября 2004

Pro: Начнем с какого-нибудь позитивного вопроса. Ваш лучший матч, Ральф.

Интересный вопрос. Не помню даже. Вероятно, финал чемпионата мира 96 года. Я играл безукоризненно, не помню вообще, чтобы ошибался по кладке. Возможно, пару раз по отыгрышу — и все. Да и вообще чемпионат мира — это то, что запоминается надолго, лучше всего прочего.

Pro: А кроме этого?

В чемпионате мира по стрейт-пулу 2000 года очень хорошо играл, многих победил и выиграл, но какой-то матч выделить не могу.

Pro: В каком возрасте оптимально начать заниматься бильярдом?

Я сам начал играть в 6 лет в бильярдной своего отца, который мне и показал азы. Думаю, от 6 до 10 лет — это тот возраст, в котором надо начинать, если хочешь достичь мирового уровня.

Pro: Вашей дочери как раз 7 лет. Хотите, чтобы она тоже играла в бильярд?

Дело в том, что я в разводе уже 6 лет, а девочка живет с матертью и я ее почти не вижу. В любом случае, я не хочу и не буду навязывать ей выбор. Пусть сама решит. Мне не кажется, что она будет играть в бильярд.

Pro: Кстати, а что вы думаете о женском бильярде в целом? Известно, что средний уровень у женщин ниже, чем у мужчин. Смогут ли они когда-нибудь играть на равных с мужиками? Если нет, что что мешает?

Да, я думаю, что могут. Объективно ничего не мешает, так как бильярд — это не силовой вид спорта. Если пирамиду расставлять с помощью Sardо Rack, то даже разбой может быть совсем не сильным. Вполне можно собрать 4-5 партий «с кия». А в остальном женщины не уступают. У них, кстати, есть и преимущество. Большинство приходит в пул из снукера, и это означает, что у них сумасшедшая кладка, получше, чем у многих мужчин-профессионалов.

По-моему, то, что многим мешает, находится в области психологии или, может, химии. Гормоны я имею в виду. У женщин иначе работает мышление, а мужской тип, похоже, больше пригоден для бильярда. Женщинам недостает «killer instinct». Даже если посмотреть на первую десятку WPBA, женской профессиональной ассоциации, «женственных женщин» там не так много — Джанет Ли, Ива Матайя Лоренс, Лори Джон Джонс — и все, пожалуй. Остальные в той или иной степени ведут себя как мужчины, в том числе и за столом, во время игры. У них больше мужских гормонов.

Уровень ниже еще и потому, что женщина-спортсменка далеко не в первую очередь подумает о бильярде. Есть ведь множество других видов спорта, где, кстати, можно заработать намного больше денег. Сейчас женщина может заработать бильрядом на жизнь только в США, а Европе это почти невозможно. Но прежде чем поехать туда, нужно научиться играть очень, очень хорошо.

Pro: А что вы думаете о Жасмин Ошан? Вы видели ее игру? В Европе ей в последнее время нет равных.

Конечно. Она даже полгода у меня занималась в качестве студентки в прошлом году. Полагаю, если ни в этом году, то в следующем, когда Жасмин приедет в США, она с ходу войдет в десятку WPBA. Очень сильно играет. И, кстати, играет как мужчина. Ее учил отец, который с первых же минут говорил ей: хочешь выигрывать — играй как мужчина. И она разбивает как мужчина, забивает шары и выходит по-мужски, у нее много более силовая манера игры, чем обычно бывает у женщин. И огромный потенциал.

Pro: Как вы думаете, какая самая сложная игра на пуловском столе?

Если говорить о трех самых распространенных играх — «Восьмерке», «Девятке, 14+1 — мне самой сложной кажется «Восьмерка». Конечно, в определенном смысле она легче, потому что если ты не вышел на конкретный шар, у тебя есть другие шары, которыми ты можешь продолжить серию. Но нередко на столе бывает два-три кластера, которые надо подбивать, чтобы закончить партию с подхода. И, по моему мнению, это намного сложнее, чем забить по порядку девять шаров на пустой поляне. Конечно, в «Стрейте» еще больше кластеров и подбоев, но вы можете играть любым из 15-и шаров, и если вы играете правильно, у вас как правило есть подбой и страховка. В этой игре важнее концентрация на каждом ударе, которая позволяет собирать по многу шаров за подход. Не стоит подпускать к столу соперника, ведь это может означать конец матча. Строго говоря, в каждой игре есть свои сложности.

Pro: А какая игра лучше всего подходит для тренировок?

Очень неплохие результаты дает «Стрейт-пул», он позволяет поднять уровень во всех других играх. Но надо уделять время «Девятке», потому что в ней есть множество непростых выходов, которые больше нигде не встречаются — от трех, четырех, пяти бортов, когда биток приходится перемещать с одного края стола на другой. Такие выходы практически не встречаются ни в «Восьмерке», ни в «Стрейте».

Pro: Закономерный вопрос после сказанного. Какая игра лично вам больше всего нравится?

Если бы я мог выбирать, я бы сказал — «Восьмерка». Но 98% всех турниров проходят по «Девятке», так что, выходит, эту игру я тоже люблю.

Pro: Всем известны ваши потрясающие достижения в «Восьмерке»: с 1989 года по 2000 вы играли в каждом финале Чемпионата Европы и лишь трижды проигрывали. Есть объяснения у такой феноменально результативной игры?

Я в «Восьмерку» играю с шести лет, я с нее начал. Тогда в Европе просто не было «Девятки». В США в нее играли, но для меня этой игры не существовало. Через пять-шесть лет я впервые услышал о «Стрейт-пуле» и начал практиковаться в этой дисциплине. Так что «Восьмерка» долгое время была моей основной игрой. Просто-напросто в нее я играю дольше всего.

Pro: А что вы предпочитаете в «Восьмерке» — тактику, защиту, или ранауты?

Раньше я предпочитал тактику и защиту, но со временем игра изменилась. Более молодые игроки стали играть все более агрессивно, и вместе с игрой пришлось измениться и мне. К тому же поменялось правило насчет битка с руки после фола соперника, что сделало игру более атакующей. Раньше после фола можно было играть только из дома, а теперь — ставь биток куда угодно. Я изменился, хотя раньше предпочитал защиту. Пришлось играть более агрессивно. Плюс ко всему в последнее время в США очень популярным стало ограничение на время удара — 30-35 секунд. А за такое время трудно придумать хороший отыгрыш, ведь у тебя фактически есть лишь 15 секунд, так как следующие 15 уходят на сам удар. Приходится играть агрессивно, особенно игроку вроде меня, который ничего не принимает на веру и старается быть на 100% уверенным в каждой мелочи.

Pro: Продолжая тему «Восьмерки». Пару слов о первом чемпионате мира по этой дисциплине, который под эгидой WPA прошел в Фуджейре. Информация об этом мероприятии была крайне скудной, фактически ничего, кроме сетки, мы и не знаем. Как там с атмосферой, что за публика?

О, публика очень хорошая. Оказалось, что в Эмиратах живет очень много филиппинцев, и 80% аудитории, приходившей посмотреть Чемпионат мира — филиппинцы. Игроки с Филиппин играют словно дома. Но, думаю, и у меня был неплохой шанс. Однако, к сожалению, я не играл так хорошо, как хотелось бы. А матч с Эфреном, которому я и проиграл, был вообще худшей моей игрой с Эфреном за всю жизнь. Статистика у меня хорошая: я обыгрывал его и в «Девятку» на Derby City Classic, и в «Стрейт» на чемпионате 2000 года. Увы, только не в «Восьмерку»: дважды я встречался с ним, и оба раза он был сильнее.

Надо сказать, Эфрен играет в «Восьмерку» очень необычно. У него забавный разбой: шарики кучей катаются от одного длинного борта к другому, и даже если он ничего не забивает, встает такая позиция, что разобрать ее крайне непросто. Так что даже если у него ничего не заходит, Эфрен не особенно печалится по этому поводу. Попробуй с этим что-нибудь сделать. Эфрен подойдет к столу, когда останется поменьше шариков, и воспользуется плодами твоих усилий. Он играет совсем не так, как европейские игроки.

Конечно, ему несколько раз повезло, но и я тоже допускал слишком много ошибок. Я бы хотел сыграть с Эфреном в «Восьмерку» длинный сет, как вчера, например, побед до 30-35... Думаю, результат был бы другим.

Кстати, сделать хороший разбой было очень непросто, шарики падали очень неохотно. Возможно, это из-за высокой влажности.

Pro: Нильс Файн писал на своей страничке в интернете, что иногда пирамиду ставили так плохо, что он мог бы свободно просунуть свой палец между шаров. Неужели это правда?

Да, совершенно верно. В Фуджейре было лишь два профессиональных судьи: Микаэла Табб и ведущий арбитр из Германии, они расставляли пирамиду очень хорошо. А все остальные, хотя и являлись сами игроками с многолетним опытом, были не особенно хороши в том, что касалось установки пирамиды.

Pro: Вы — один из ведущих игроков, и вам, конечно, пришлось поездить по миру. В какой стране вам больше всего нравится? В качестве рядового туриста.

Мне нравится в Японии, там я люблю почти все. Там очень безопасно, так что не приходится опасаться ночных прогулок. Люди очень дружественно настроены, относятся к тебе как к звезде, у меня там много поклонников, и нередко мне приходится останавливаться, чтобы дать пару автографов, когда тебя вдруг узнают в супермаркете или где-нибудь еще. Они счастливы встретить тебя. Это великолепно. Еще мне нравится то, что если ты решил поехать на трамвае и автобусе, будь уверен — приедет точно вовремя. Я имею в виду с точностью до секунды. Если автобус отъезжает в 4:13, это значит, что в 4:12 и 55 секунд двери закроются. Помню, я однажды опоздал буквально на несколько секунд. Автобус все еще стоял на остановке, но двери были уже закрыты. Я показал водителю знаками, что мне нужно в аэропорт, открой же дверь. Но тот только покачал головой, и секунду спустя автобус уехал. Дисциплина.

Pro: Как вам кажется, в будущем за какой страной или регионом будет лидерство в пуле? США, Филиппины, Тайвань, Европа?

Трудно сказать. Не думаю, впрочем, что это будут американцы. У них очень неважно обстоят дела с юношеским бильярдом. Европейские программы развития очень хороши, как и азиатские. Не знаю насчет Филиппин, но в Тайване система очень хороша. Почти каждый год появляется пара игроков мирового уровня, о которых вы ничего не слышали до этого. И их приглашают на престижные турниры с телекамерами, они завоевывают право играть на Чемпионате мира.

Очень хорошо поставлена подготовка в странах Восточной Европы. Польские юниоры выступают невероятно успешно. Мне сложно назвать причину, но, видимо, в них вкладывают много сил, что-то делается.

В Германии тоже немало талантливых юных игроков, но нередко происходит так, что они теряют интерес к пулу и переключаются на что-то другое. Сейчас очень много вещей, которые отвлекают, скажем так. Когда я был маленький, я играл в бильярд и в футбол. А нынешняя молодежь предпочитает компьютеры, проводит за монитором по 5-6 часов в день. Они становятся толстыми и ленивыми.

Pro: Расскажите нам о немецких бильярдистах. Нам практически ничего не известно о немецком пуле. Лишь несколько имен: знаем Оливера Ортманна, вас, конечно, чемпиона 2003 года Хоманна, недавно услышали об Энгерте. Пожалуй, и все. Вдруг в этом году очень удачно выступил совершенно неизвестный нам Торстен Шобер. Кажется, в Германии очень сложно пробиться на вершину, где так много сильных игроков.

Действительно, в Германии сейчас есть 20-30 очень, очень сильных игроков. Есть несколько, которые находятся чуть выше остальных — Хоманн, Ортманн, я, Энгерт — в основном из-за наших титулов. Но есть еще и Раймеринг, Рожковский, много других. Знаете, того же Шобера я бы не назвал даже в первой десятке. Просто он удачно выступил в Тайбее. Возможно, он бы попал в немецкую двадцатку, если бы я потрудился вспомнить.

Есть игроки и получше Шобера, но чтобы квалифицироваться на Чемпионат мира, надо ездить на каждый этап Евротура, не пропуская ни один. А делать это непросто, так как зачастую у этих сильнейших игроков есть основная работа. Номинально они любители, и им нелегко вырваться на Евротур, который традиционно начинается в четверг. Есть лишь одна альтернатива: надо выиграть Чемпионат Германии, поехать от страны на Чемпионат Европы и обыграть всех там.

Pro: Ваш любимый игрок?

Эфрен Рейс.

Pro: По вашим высказываниям о чемпионате в Фуджейре не кажется, что вы так уж впечатлились его игрой...

О, он просто играет иначе. Но он лучший игрок из ныне живущих и, я полагаю, и в будущем не будет игрока, который хотя бы приблизился к Эфрену. Он невероятно умен. Эфрен придумывает удары, которых вы и представить себе не могли.

Pro: У вас когда-нибудь был тренер?

Нет. Начал я играть в родительском пабе, где стоял один восьмифутовый стол. Отец, конечно, показал мне какие-то азы, но дальше я занимался сам.

Pro: А как насчет Джима Ремпе?

О, это совсем не то. Я ездил к нему на неделю в 1989, он показал мне пару «фишек», но этого точно недостаточно, чтобы считаться моим тренером. Он не сделал меня суперзвездой.

Совсем забыл. В 1983 году я плотно занимался с владельцем одного из клубов, так как играл в команде его клуба. Около полугода он был моим наставником, и мы играли в первом немецком дивизионе. Он показал мне несколько интересных отыгрышей в «Стрейт», до которых я бы сам не додумался, кое-чему научил.

Pro: Расскажите о тренировках. В вашем профиле на Чемпионате мира было написано, что вы чуть ли не по 6 часов каждый день тренируетесь.

Ну нет. Когда-то давно — с 6 до 14 лет — я столько тренировался. Сейчас я вообще не тренируюсь. Уже 10 лет как забросил это дело. У меня такой плотный график выступлений, что на тренировки нет времени.

Когда я тренировался, я придумывал упражнения, и сейчас вы их можете найти во многих источниках. Некоторые опубликованы на сайте Poolplayer.De, потому что тамошний администратор долгое время был веб-мастером и на моем сайте. Раньше я работал инструктором, но сейчас не занимаюсь обучением, потому что слишком много людей копировали мои упражнения и использовали их в своих программах. Мне это надоело.

Pro: Покажите какое-нибудь упражнение, которое вы придумали.

Ну, например, такое. Вы разбиваете «Девятку», а затем все шары, которые находятся близко к борту, отодвигаете от борта на расстояние двух шаров. Остальные остаются на своих местах. Задача — сложить девятку с подхода с руки, не касаясь битком бортов. Это великолепная тренировка для выхода и позиционной игры, потому что зачастую зона составляет всего несколько сантиметров.

Pro: Вчера, в игре против Степанова, вы разбивали просто феноменально. При этом вы каждый раз проверяете, как установлена пирамида. Просто чтобы убедиться, все ли шары плотно прижаты, или вы каким-либо образом принимаете решение разбивать так или иначе, основываясь на анализе ромбика?

Проверять пирамиду — это очень важно. Действительно, если я вижу небольшие просветы в пирамиде, я могу принять решение как-то по-другому разбить, или, например, сменить сторону, с которой разбиваю.

На разбое я стараюсь проконтролировать единицу. Можно разбивать так, чтобы единица заходила в середину — так я раньше и делал. Однако двойка все время в разных местах, и, конечно, если можно забить «wing ball» в угловую лузу, я предпочитаю наиграть единицу, а не забивать ее в середину. Это надежнее.

Разбой — это самая важная вещь. Если у вас получается разбой, то игра сразу поднимается процентов на 20, так как вы находите свой ритм. Допустим, если вы в среднем играете на 70%, но разбой не идет, вы вынуждены каждый раз выполнять «пуш-аут», это вредит игре. Ты выдаешь отсилы половину от того, что ты можешь. А если у тебя пошел разбой — ты можешь играть на 85-95% возможностей.

Pro: Сегодня пришлось изменить разбой, тут в «Империи» столы явно не телевизионные. Это как-то влияет на вашу игру?

— Да, сукно тут давненько не меняли. Хорошую пирамиду поставить сложно и, конечно, разбивать приходится сильнее. Но на игру влияет не это. Здесь три разных типа столов, установленных к тому же на разной высоте, с разными лузами: в какие-то 2 шара проходят свободно, а на другом столе их клинит. Кое-где неровный пол, и приходится вносить изменения в стойку, приспосабливаться. Я знаю, что изменения вносить необходимо, и поневоле начинаю отвлекаться на это. Тем, кто здесь постоянно играет, проще — они привыкли и не обращают внимания. В этом смысле им проще.

Pro: Как вам помогает ваш разбойник — Sledgehammer? Что он привносит в разбой: передает битку дополнительную энергию, помогает лучше его контролировать?

Дает немного больше энергии за счет текстолитовой наклейки. Я думаю, 3-5%. Но это играет большую роль сейчас, когда приходится играть на изношенном сукне, обычно же эти проценты особенного значения не имеют. А вот «прыгает» он замечательно — делать перескок гораздо легче, чем с помощью большинства других джамп-брейков. Это мне действительно нравится.

Pro: Есть два противоположных мнения по поводу того, стоит ли мелить прыжковый кий. Кое-кто рекомендует, против обыкновения, удалить мел с наклейки перед прыжком. Что вы скажете?

По-моему, наклейку все же стоит мелить. До определенной степени я могу проконтролировать биток и при перескоке, например, сделать оттяжку. Но, разумеется, только если наклейка покрыта мелом.

Pro: Какая наклейка у вас на кие?

Moori Soft. Мягкая. Я играю Moori довольно долгое время, за которое сами наклейки значительно изменились. Вначале японцы выпускали 5 разных типов наклеек, затем осталось 4, а сейчас — лишь 3. В начале я играл Medium-наклейкой, пробовал Medium-Hard, Medium-Soft, вернулся к Medium, и в конце-концов перешел на Soft, потому что современный Medium слишком жесткий для меня. Особенно заметно преимущество мягких наклеек в странах с высокой влажностью вроде Тайваня, так более жесткой наклейкой ты явно киксуешь больше. Играть любой Moori, даже мягкой, там, порой, тяжело. Soft — он ведь только поначалу «мягкий», а со временем превращается в довольно-таки «medium-hard».

Pro: Что не позволяет вам хорошо выступить на Чемпионате мира с того самого 1996 года?

Соперники, конечно. Они стали сильнее. К тому же чем дольше живешь, тем больше вещей появляется в жизни, которые отвлекают от игры. Сейчас мне сложнее концентрироваться исключительно на игре, как я мог это сделать лет 8-10 тому назад. Я планирую в ближайшие год-два нанять менеджера, который сам будет разбираться со всей рутиной, чтобы я мог сосредоточиться на игре. Но, ясно, никто этим забесплатно заниматься не будет, так что надо аккуратно посчитать, не проиграю ли я от этого больше.

Pro: Вопрос от одного из игроков. Что нужно, чтобы стать чемпионом мира?

Много тренироваться, упорно работать над собой. Нужно сконцентрироваться на игре и при этом оставаться самим собой. Не пытайтесь вести себя как кто-то другой, как «звезда». Не ищите кумира. Попытайтесь обрести свой собственный стиль, а не копировать кого-то другого. Мне, например, очень нравится стиль Эфрена, но я бы никогда не смог его повторить. Вы можете наблюдать за игрой сильнейших игроков и что-то перенимать от каждого, но это нужно адаптировать под себя.

Pro: Что является решающим фактором для победы на мировом уровне, самым важным, без чего невозможно выигрывать?

Вы должны постянно мыслить в позитивном ключе. Оставаться спокойным. Чем больше вы выказываете эмоций, особенно негативных, тем сильнее становится соперник. Если вы разговариваете, нервничаете, вы подаете сопернику знак, что с игрой у вас какие-то проблемы, и он обретает уверенность. Это начало конца.

Pro: Кажется, у вас с этим никаких проблем. Вы один из самых внимательных игроков, скрупулезных, уделяющих внимание только игре и ничему больше. В прошлом когда-нибудь бывали ситуации, выводившие из себя, заставлявшие потерять самообладание?

Конечно, такое случается. К сожалению, в последние пару лет чаще, чем раньше. Как и было сказано: если не можешь собраться, сложно контролировать самого себя. Сейчас мне не удается сконцентрироваться так хорошо, как это было в прошлом, и я пытаюсь вернуть прошлое. Вчера, когда я играл со Степановым, мне почти удалось достичь пика концентрации. А раньше, конечно, бывало разное. Однажды я чуть руку не сломал: ударил со злости кулаком по стене так, что содрал кожу с костяшек. Крови было... Шесть месяцев мне пришлось восстанавливаться.

Pro: Есть что-нибудь особенное в игре, например, с Эрлом Стриклэндом?

С ним особенно важно обращать внимание только на то, как ты сам играешь, абстрагироваться и всеми силами избегать конфронтации. Если ты начнешь думать о том, что он делает, ты начнешь проигрывать, потому что это именно то, чего Эрл хочет от тебя. Есть некоторые игроки, с которыми мне крайне сложно иметь дело, но тем более стараешься выступить как можно лучше.

Pro: Как появилась ваше прозвище «Кайзер»? Кто его придумал?

Это Matchroom. Я бы сам выбрал другое. Surgeon, хирург. Некоторое время я пытался его продвигать, но комментаторы упорно называли меня Кайзером, и это все решило. Не знаю точно, имеет ли это отношение к Францу Бекенбауэру или к выражению «Кайзер правит миром».

Pro: На вашем сайте написано, что на последнем Дерби сити вы впервые приняли участие в соревнованиях по «Дуплетам» и игре «В одну лузу». Имеется в виду, что это был первый ваш турнир по этим дисциплинам?

Нет, я играл первый раз в жизни. Конечно, потренировался два-три дня перед соревнованиями, потому что я даже не знал правил. Честное слово, первый раз. И мне понравилось, прежде всего в плане образования. Узнаешь много нового, когда твой соперник делает удар, который тебе только что казался невозможным. Обязательно поеду в следующем году и буду играть во всех трех дивизионах.

Pro: ... зато вам довелось поиграть в пирамиду.

Было дело. Совершенно другая игра, надо сказать. К ней надо привыкнуть, потому что даже стол находится на другой высоте. Большие шары, очень строгие лузы, совершенно особенные удары — свояки. Опыт «Девятки» оказывается абсолютно бесполезным. К тому же мне каждый раз приходилось заново выбирать кий среди колодников.

Меня, кстати, как раз вчера пригласили поучаствовать в Чемпионате мира по «Пирамиде», так что если найдется промежуток в графике, обязательно приеду, захватив свой русский кий. Хорошо бы пару дней поразминаться, привыкнуть к этой игре, но не знаю, получится ли. Это довольно сложно. Я во всей Германии знаю только один стол для русской пирамиды. В городе, где живут моя бывшая жена и дочка, один парень из Белоруссии держит бильярдную.

Pro: Вы сейчас — лидер мирового рейтинга. Довольно странно, что вас не пригласили принять участие в Mosconi Cup в составе европейской команды. Почему так произошло? У вас есть какие-нибудь объяснения?

Ну, знаете, в таком случае просто не может быть объяснений того, почему именно тебя не пригласили, потому что с тобой просто никто не связывается по этому поводу. Но, я думаю, от каждой страны в команде может участвовать не более двух игроков. А у Matchroom с EPBF есть контракт, в соответствии с которым лидер европейского рейтинга имеет право играть за команду Европы на Кубке. Сейчас первый Оливер Ортманн. А так получилось, что уже на World Pool Masters вместо меня выбрали «вторым немцем» Томаса Энгерта. Он одержал блестящую победу. И, видимо, сейчас Matchroom принимает во внимание какие-то свои интересы, которые расходятся с официальным рейтингом WPA. Как я уже сказал, гарантированное место в команде Европы имеет лишь один человек — лидер европейского рейтинга. Остальных приглашает Matchroom, и блестящей победой в World Pool Masters Энгерт гарантировал себе участие в Кубке Москони. Так получилось.

Для меня более странным выглядит то, что каждый год за Европу играет Мика Иммонен, игнорирующий Евротуры вообще. Вероятно, он хорошо смотрится на телеэкранах. Хотя, надо сказать, он очень сильный командный игрок, и в прошлом году у него были лучшие статистические показатели по итогам турнира среди всех европейцев. Но в этом году он выиграл только один турнир, а это очень слабо.

Pro: Кубок Москони — это действительно престижнейший командный турнир? Или это все же больше шоу «кто кого»?

Конечно, это шоу. Но это очень престижное шоу: прямой телеэфир, огромный интерес общественности. В этом году впервые его будут транслировать вживую на Германию. И, конечно, я бы очень хотел оказаться на Кубке.

Pro: У вас куча титулов, множество побед над самыми титулованными пулистами. Что сейчас мотивирует вас играть дальше, играть лучше?

Всегда есть элементы, в которых ты можешь совершенствоваться. В чем-то ты становишься сильнее, в чем-то слабее. Трудно постоянно находится на высшем уровне. А, скажем, в таком элементе как удары от борта никто не достиг совершенства, это попросту невозможно. Пожалуй, «каблуки» — одна из моих слабостей. Иногда, глядя на стол, просто не приходит в голову идея отыгрыша. И, конечно, я хочу как можно ближе подобраться к образу идеального игрока, которого не существует.

Кроме того, я очень хочу второй раз победить в чемпионате мира по «Девятке». А теперь еще и по «Восьмерке», раз уж он появился. Очень хочется принять участие в олимпиаде, если когда-нибудь пул станет олимпийским видом спорта. Хочу выиграть олимпийскую медаль.

Кроме того, мне просто нравится играть, это моя жизнь, моя работа, мое хобби.

Pro: А если бы не было вообще пула, бильярда, столов и шариков? Представьте. Чем бы вы тогда занимались?

Я бы застрелился.

Честно говоря, не знаю. С 6 лет я играю в пул. Кроме этого, у меня есть только моя дочка. С ней бы я, конечно, проводил бы намного больше времени. Вероятно, моя жизнь каким-то образом была бы связана с футболом, я ведь очень любил эту игру в детстве. Я играл в футбол до 12 лет, и лишь затем окончательно определился. Возможно, я был бы управленцем в каком-нибудь другом виде спорта.

Но сейчас я не планирую уходить из пула. Возможно, когда-нибудь я буду недостаточно хорош для того, чтобы побеждать. Несколько лет разочарований, и, возможно, тогда меня начнут посещать мысли о том, что можно заняться чем-то другим, и я уйду. Но не сейчас. К тому же мир бильярда таков, что можно зарабывать и не будучи высококлассным игроком: можно учить, можно торговать, можно открыть свою бильярдную.

Я всю свою жизнь посвятил бильярду, дважды вынужден был разводиться и многое принес в жертву игре, которую люблю. Честно говоря, я просто не могу представить свое будущее вне бильярда.

Интервью

Статьи о игроках

Школа

Исторические артефакты

Авторы