Mosconi Cup (Лас-Вегас, США, 7 — 10 декабря 2015)

Вновь перед командой Америки сложная задача

Михаил, ЛЛБ · 10 декабря 2015
RSS

Второй день, на который были запланированы три парных и два одиночных матча, начался с встречи дуэтов: с одной стороны - необстрелянные новички турнира (Скайлер Вудворд дебютирует, а Джастин Бергман выступает лишь во второй раз), с другой - тертые калачи, и на Кубке Москони побеждавшие, и в финалах парного Кубка мира поигравшие: Нильс Файен и Ник ван ден Берг. И вроде как можно заранее записывать еще одно очко в актив команды Старого Света? Однако тот же командный Кубок мира показал, что иногда в отлаженном механизме голландской пары, записных лидеров европейского пула поодиночке, случаются сбои. И если это происходит, то рушится сразу всё и с грохотом. Ван ден Берг вышел на игру какой-то чересчур нервозный: после первого же удара, который выполнил слишком жестко, принялся разминать ударную руку, что обычно бывает, когда игрока настигает предательский "мандраж". В результате нелепые промахи - сперва промазал девятку, в следующей партии - несложную двойку. Нильс тоже хорош: не смог своевременно распознать, что напарник не в своей тарелке - тут-то и постараться бы делать для него выходы поточнее...

Постепенно европейская пара заиграла и вроде бы зацепились, сделав счет 2-3 - но тут Файен, играя с руки (!), нашел битком едва ли не единственную точку на столе, где можно было запрятать его от очередного шара, не получив продолжения. Прикатил белый прямо за другой шар. В этой партии, правда, для голландцев обошлось, соперники запутались с выходом, плохо отыгрались, Нильс забил чудесный дуплет - но этого не хватило для победы. 5-3, Америка взяла важный балл.

"Мы уже катали вместе со Скаем несколько сводок, - рассказал Бергман, - и не проигрывали, так что я выходил на матч вполне уверенным в наших возможностях".

Американцы в 22-м розыгрыше Кубка Москони пока ни разу не вели в счете - ни разу со времени самого первого сета, командного, который сумели выиграть благодаря "фуксовому" шару от Майка Дишейна. Вывести свою команду вперед мог бы тот же Дишейн, но для этого требовалось обыграть Альбина Оушана. Австриец же предстал воплощением уверенности. При счете 4-3 он, казалось, упустил шанс завершить матч, не забив черный шар, а когда в ответ американец играл восьмерку по отыгрышу и встала маска - пригвоздил соперников классным джампом.

В следующем матче формата scotch doubles Кори Дьюэл вновь заставил американских болельщиков усомниться в том, что способен тянуть команду наверх, а не топить. Со старта промазал девятку... Гандикап в три партии Кори и его напарник Ван Боунинг отыграть у английских друзей, Эплтона и Бойеса, не смогли. Даже несмотря на то, что Даррен тоже "мазанул" девяточку при счете 4-1.

Команда Европы повела 5-3, впервые создав задел в два очка. Попытаться остановить натиск соперников предстояло Скайлеру Вудворду, который родился аккурат в год проведения первого турнира на Кубок Москони. Кажется невероятным, но именно у него до этого матча был лучший из американцев баланс: ни одного поражения в трех появлениях у стола. Правда, до сих пор он ни разу не провел одиночного матча. Но публика принимает его очень тепло, уже скандируя "MVP! MVP!", подразумевая, что молодой дебютант пока выглядит наиболее реальным из всей пятерки американцев кандидатом на приз самому полезному игроку турнира.

И вот время одиночного матча для Вудворда пришло. Эта встреча, правда, запомнится не столько мастерством игроков (стандарты игры оказались не очень высоки), сколько тем балаганом, что устроил американский судья Кен Шуман своим поспешным решением. Он объявил фол Бойесу там, где его не было, и еще более усугубил положение, окончательно запутавшись в собственных действиях и запутав всех вокруг - от участников матча до зрителей.

А произошло вот что. Получив право на удар с руки, англичанин попытался втиснуть биток в единственное место, откуда можно было сыграть двойку. Рефери же посчитал, будто Карл измеряет с помощью битка просвет между двойкой и тройкой, что правила игры запрещают. Но, получив разъяснения игрока, осознал, что ошибся. Но зачем-то решил остановить игру и объяснить свое решение капитану команды соперников. После чего пришлось пойти и сделать то же самое для капитана уже европейской команды. То есть чем дальше в лес, тем больше дров. Сбитые с толку американские болельщики стали требовать, чтобы Бойес, которому объявили фол, отошел от стола. И Шуману стоило некоторых усилий вернуть британца, разрешив продолжить игру. И еще больше потребовалось, чтобы утихомирить разбушевавшиеся трибуны.

Бойес, который впоследствии заметил, что любит играть в такой атмосфере "враждебности", когда болельщики настроены против него, сумел принести команде Европы очередное очко. При счете он 3-3 сделал сумасшедший удар, выполнив перескок разбойным кием, причем сумел оттянуть биток на двойку!

Перед американцами замаячила нерадужная перспектива получить по итогам игрового дня 1-4. Побеждать в последнем матче сессии требовалось во что бы то ни стало. Выполнить задачу предстояло Ван Боунингу и Дишейну, в соперниках - Эплтон и ван ден Берг. Начали американцы традиционно плохо: промах Шейна - и 0-1, грубая ошибка Майка на отыгрыше - и 0-2. В этом сете они подарили две партии соперникам исключительно на таких плохих отыгрышах. Но, помните, ван ден Берг начал день "на нервяке"? Так и продолжилось, он недорезал семерку, стоявшую практически в лузе, вследствие чего счет в матче стал 3-2 в пользу американской пары. И все равно первыми "на верхушке" оказались европейцы: 4-3! Перевести встречу в решающую партию позволили парочка техничных ударов Дишейна. А "контровая" была сыграна максимально быстро. Европейцы выбрали в качестве продолжения игры пуш-аут, Ник укатил биток подальше от пары шаров 2-9, но оставил Шейну возможность видеть двойку. И он от души вмазал по синему шару, направив от него биток в девятку, которая вонзилась в лузу под оглушительный рев толпы!

Отставание Америки от Европы по сравнению с первым днем еще увеличилось. Но, не случись этой финальной победы, оно достигло бы четырех очков. А так интрига перед третьей игровой сессией сохранилась.